Черногория — пальма в бархатцах

Незадолго до поездки в Черногорию прочитал интервью с таким себе господином Бенуа Грийо, французом, который всю жизнь странствует миром — автостопом, пешком, велосипедом, зарабатывая в дороге на жизнь, живя не в гостиницах, а у обычных людей.

Свой образ жизни он объяснил так: „Я путешественник, а не турист. А между этими понятиями огромная разница. Турист едет куда-то на десять дней потратить деньги. Путешественник пытается приспособиться к месту, где находится, к людям, к языку”. Мне очень понравилось это разделение понятий. Уже давно большинство наших журналистов подают информацию из заграницы именно как туристы. Узнать что-то о какой-то стране взглядом путешественника — редкий нрав. Потому попробую рассказать о Черногории из позиции странствующего туриста. Потому что сделал именно то, из чего иронизировал господин Грийо, — потратил деньги за десять дней, но пытался при этом понять хоть немного к местной жизни.

Прежде всего, потому что более-менее доступно. На уровне туров в Турцию или Египет. Но все же Европа, в которую попадать становится все сложнее, невзирая на постоянные заверения наших официальных лиц в совсем обратном. Вспоминаю, как зимой ездили в турпоездку к Чехии — необходимо было предоставить кучу справок, например, из бухгалтерии о доходах (причем в агентстве предупредили, что если доход будет небольшим, визу можно и не получить) и даже о том, что ты имеешь оплаченный отпуск на время поездки. Такое отношение к туристу вряд ли кому понравится. Вместо этого Черногория, которая отделилась от союзного с Сербией государства в 2005 году, формальностей почти никаких не требует, с бесплатной туристической визой – никаких проблем.

Первое, что поражает при въезде в эту страну (какую европейцы зовут Монтенегро, местные жители — Чрна Гора, а мы — Черногория) — это пейзажи. В целом невысокие горы (от 1 до 2 километров, наивысшая — около 2.400 м) производят впечатление гигантов, автобус то ныряет в многочисленные тоннели, то почти трется о едва не вертикальные скалистые стены. На горном серпантине мысль о том, как здесь можно загреметь вниз, не побросала даже во время перманентного фотографирования через окно. Несколько часов горными дорогами после почти суточной езды равнинными Венгрией и Сербией – и вы у моря. Описывать море — дело неблагодарное, на лавры Паустовского не буду претендовать, отмечу лишь, что Адриатическое по сербских зовется как Ядранское. Ассоциируется с российским „ядреное” — и что-то в этом есть, потому что на вкус кажется намного более соленым чем наше Черное.

А почему сербским? Как отдельного языка черногорского не существует. Разговаривают на сербском, который с некоторыми трудностями можно понять. Многие местные люди ассоциируют себя с сербами, хотя страна имеет давнюю историю государственной независимости. Лишь незначительное время между двумя мировыми войнами страна была фактически влита в состав Сербии, остальное время маленькая Черногория пыталась не потерять своей идентичности. Во время постепенного и болезненного распада уникальной в своем роде страны Югославии Черногория до последнего не побросала своих братьев-сербов, однако в конечном итоге решились на отделение. Сыграло желание скорее попасть в Европейскую Унию (чего маленькой стране сделать легче, чем Сербии — обессиленной после военных поражений, из потерянным Косово и политической нестабильностью).

Почти как у нас — “Украина не Россия”, “Черногория — не Сербия”

Слышал, что на результат референдума сильно повлияла норма, за которой голосовать должны были право лишь граждане внутри страны. Многие черногорские работники не смогли высказаться, и потому с небольшим преимуществом победили сторонники независимости. Впрочем, общаться на тему политики в этих местах тяжело — слишком по разному воспринимают люди события, которые обрушились на их головы.

В стране одновременно действуют два алфавита — кириллица и латиница. Знаю, что в Украине есть сторонники идеи перехода на латинскую азбуку, ради более быстрой европеизации. В школах здесь учат оба правописания, надписи встречаются в приблизительно одинаковой пропорции — латиница преобладает разве что в местах, где кучатся туристы. Характерный пример: купив центральную газету, увидел, что ее основная половина набрана кириллицей, а спортивная — латиницей. Еще одной особенностью местной прессы стал такой себе „культ смерти”. Пять из 28 страниц в еженедельнике из было посвящено сочувствием родственников умерших. А на улицах городов достаточно часто стоят особенные доски объявлений, на которых лишь листки с крестами, фото и короткими сообщениями о тех, кто покинул этот прекрасный край.

Таких объявлений у нас не увидишь

А край таки прекрасен. Просто не верится, что отбыв от Ужгорода на 1200 км. (меньше, чем пришлось бы ехать, например, к Луганску), попадаешь в абсолютно другую климатическую зону — где почти нет дождей, достаточно знойно (но практически не донимают ни комары, ни мухи), море тепло, а вокруг растут пальмы, мандарины, маслины, инжир, куча других растений, которым и названия не знаешь. Все это нуждается в поливе и досмотре, но даже в заростях можно увидеть цвитучи кактусы в человеческий рост, и другой флористичний декор, который в наших краях существует лишь в кринках и за большие деньги. И рядом с такой экзотикой — наши родные бархатцы, достаточно популярные в этой стране. Особенно интересно выглядят они вокруг пальм, то ли наоборот — пальмы, обсаженные бархатцами. У Черногории есть и герб, и флаг — гордый двуглавый орел. А вот неофициальным символом этой славянской, но такой экзотичной страны я бы избрал как раз пальму в бархатцах…

Неформальний символ Черногории — пальма в бархатцах

Чувствуешь, что не зря во всех туристических справочниках о Черногории пишут, что это официально признано на международном уровне экологически чистое государство, заповедник Европы. Здесь устроены четыре национальных парки, а экологическая чистота достигается, вероятно, отсутствием промышленности. Последнее заметно – в супермаркете большинство пищи из соседней Сербии, даже славная ракия. Чем же занимается местный люд? Там, где нет туристов — в основном сельским хозяйством.

В туристической зоне — на многочисленном строительстве. На побережье, кажется, застраивается гостиницами, барами, ресторанами и тому подобное будь какой еще свободный лоскуток земли. Отсюда — кучи строительного мусора, которые не слишком не радуют ни путешественника, ни туриста. Да и в целом, об особенной чистоте здесь говорить не приходится. Вероятно, таки правые советские мудрецы, которые выдумали лозунг „чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят”. Потому что мусор явно убирают, и утром, и ночью, но с потоком отходов не управляются. Следовательно, близко до вечера, когда напуганы полуденной жарой туристы выходят на прогулку, им приходится вместе с ароматом моря вдыхать и легкое „амбре” из переполненных контейнеров. К тому же, это мусор в стране ни на что путевое не переделывается, следовательно, часть крайне ценной земли приходится отдавать под смиттезвалища.

Пара практических советов. Первая: почему-то всех туристов пугают дороговизной воды в этой горной стране. Мол, и минеральная вода, и другие напитки там ужасно дорогие, и стоит ими запастись. Будучи „водохльобом”, дома закупил два блока „Лужанской”, как-то не сочтя, что это будет 18 кг багажа. А можно было бы и не обременяться — питьевая вода (не минеральная) стоит в Черногории около полутора евро за пятилитровую бутиль. В сравнении с другими товарами — не так уж и дорого. Например, пива здесь можно выпить за евро свежего разливного („точеного”), в стеклянной бутылке — за полевро, но из вас возьмут столько же залога за бутылку, которые можно быть сдать разве там, где и покупал, в пластиковой таре неплохое пиво обойдется в полтора евро за два литра. За два-три евро можно купить литровую бутылку неплохого белого вина, немножко дороже — хорошего красного. Кстати, почему евро? Потому что Черногория отказалась от собственной валюты и ввела в оборот в стране валюту Евросоюза, куда она мечтает вскоре вступить. Вероятно, через крошечную площадь (13 812 кв. км. — немного больше, чем Закарпатье) и не численное население (650 тысяч человек, что вдвое меньше, чем в моем родном крае) ЕС позволило новой стране пользоваться своей валютой (а до того в Черногории ходила немецкая марка).

Следовательно, тянуть за собой декалитры воды не стоит. Вместо этого тем, кто планирует экономить деньги и время от времени перекусывать привезенной из дома пищей я посоветовал бы взять с собой несколько буханок хлебу, особенно кто любит ржаной. Потому что, не у обеда славной Черногории, но хлеб их — не наилучший. Пышный, легкий, который почти невозможно порезать, и на которой ничего не мажется. Второй совет. И туристам, и путешественникам я посоветовал бы взять из дома … музыку.

Тем, кто „тащиться” от музыки Эмира Кустурици или Горана Бреговича, в Черногории надеяться нет на что. Вероятно, эти балканци здесь не очень котуються. Из многочисленных телеканалов, местного радио или в барах-ресторанах вас накроет волна местной же эстрады — черногорской и сербской. По качеству эта музыка — пусть опять простят меня два гордых народа — на уровне нашей эстрады. И кажется, отбор здесь идет за похожими на украинских принципами: шикарные женщины поют что-то такое, что выдержит не каждый. Несколько раз пришлось прослушать и славную „Молитву”, благодаря которой наш сердючкин стеб не захватил первого места в Евровиденье. Поэтому представьте себе бесконечный ряд местных „камалій-бужинських” — и вы поймете, что мп3-програвач с любимой музыкой и пара небольших колонок будут у отдыха не лишние.

Хотя с другой стороны — самая старая рок-группа планеты „Rolling Stones” предоставила преимущество не нашему Киеву, а маленькому городу Будва на побережье Адриатики. О грядущем событии все время моего пребывания в стране напоминали и местные газеты, и биллборды, и плакать. На концерт 9 июля должны съехаться не столько местные (при зарплате в 200-300 евро изложить от 50 до 500 за билет сможет далеко не каждая Черногория), сколько гости из более зажиточных Венгрии, Хорватии, Сербии. Вероятно, чтобы от тонн аппаратуры не развалились стены давнего города, на его околице спешно устраивали концертную площадку — размером из средний аэродром.

Давняя Будва

Можно уверенно утверждать, что на „роллингов” отправились и достаточно много российских туристов. Потому что именно они являются основными заграничными визитерами в Черногории (уступая разве что сербам, которые наведываются сюда, потому что собственного моря не имеют). О российской „колонизации Черногории свидетельствует не только русский язык, который слышишь вокруг очень часто. И не только „ОРТ” и „РТР”, какие настроены как 0 1 и 0 2 в гостиничном телевизоре. Это и „Русская газета”, которая кажется двухтысячным накладом в приморской Будви и продается во многих киосках. Этот и призывы покупать недвижимость — и в указанной газете, и на многочисленных русскоязычных бигбордах. (Цены — где-то как в Киеве, не сравнивая уже с Москвой, следовательно, торговля явно идет резвая). В целом, убеждаешься, что глобализация — это явление, что уже давно ничего общего не имеет с американцами.

В крамничках Черногории тяжело найти что-то по-настоящему аутентичное. Статуэтки с африканцами, бумеранги, подилки из мушель, которых нет на Ядранскому море… Или вазы, стаканчики, открывалки, явно сделанные в Китае, с нанесенной трафаретом местной символикой. Что-то подобное, но в больших масштабах, я почувствовал в Праге, где долго не мог найти славного чешского крота из известного мультфильма, вместо этого в каждой крамничци видел целые полки матрешек. Тогда подумал, что российская матрешка уже может заменить американского Мики-мауса в роли олицетворенной глобализации. Да и роль пузатых туристов в шортах у россиян удается не хуже, чем ее играют отсутствуют на черногорских пляжах „янкі”.

В конечном итоге, почувствовать, кто здесь настоящий хозяин, пришлось на таком примере. В многочисленных мини-бюро из туристических услуг предлагается куча интересных путешествий по умеренным ценам. В том числе — в соседский хорватской Дубровник, город с потрясаючею историей и архитектурой, которая находится в двух десятках километров от берегов Черногории. За 40 евро вас морским транспортом отвезут и дадут несколько часов на общение с прежним городом-государством. Но… если вы не украинец. Без хорватской визы нам туда вход закрыт — в отличие от россиян, которые, не хвалячись всяческими победами на пути к евро интеграции, могут спокойно странствовать и Балканами, и не только ими. Что же, таки не обошлось без того, или в дежурное не почувствовать себя человеком второго сорта. Однако компенсацией стала возможность без всяких визовых проблем посетить… Албанию! Чем я и воспользовался, но это уже отдельная история.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *